Рус Укр

Вадим Менжулин "Фройд или Фрейд: биографический аргумент"

Вадим Менжулин

 

ФРОЙД ИЛИ ФРЭЙД: БИОГРАФИЧЕСКИЙ АРГУМЕНТ

 

 

Среди многочисленных проблем, стоящих перед современными отечественными интеллектуалами, не последнее место занимают затруднения, связанные с введением точной украинской транслитерации имен и фамилий выдающихся иностранцев. Одним из таких камней преткновения, на мой взгляд, является написание фамилии основателя психоанализа. Например, в недавно изданном “Философском энциклопедическом словаре” признаются допустимыми два варианта украинского написания - Фройд и Фрейд1 (звучит как Фройд и Фрэйд соответственно2). В другом энциклопедическом издании новейших времен фамилия гениального мыслителя транслитерируется как Фройд [Фройд]3, однако, название основанного им течения передается как фрейдизм [фрэйдызм]4. В капитальном труде выдающегося украинского историка психологии В.А. Роменца специальный подраздел посвящен наследию 3. Фрейда5 [Фрэйда], однако, скажем, переводчик изданного в том же году украинского варианта “Введения в психоанализ” приписал авторство этой работы 3. Фройду6 [Фройду].

Итак, окончательной ясности нет, однако определенная тенденция все же просматривается. С каждым годом все больше отечественных гуманитариев склоняются к мысли, что транслитерация “Фрейд” [Фрэйд] представляет собой подражание “чужому” (советско-российскому) образцу. Это допущение дополняется очень солидным лингвистическим замечанием, в соответствии с которым, украинский вариант этой фамилии должен ориентироваться не на русский перевод, а на звучание на языке оригинала. Последним в данном случае признается немецкий язык, на котором, как правильно отмечают его знатоки, фамилия основателя психоанализа звучит, звучала, и будет звучать Фройд, Фройд и только Фройд. Лингвистические аргументы в данном случае, как это нередко бывает, тесно увязаны с геополитическими. Фрейд [Фрэйд] ассоциируется с темным советским прошлым, в то время как Фройд [Фройд] — со светлым европейским будущим. Итак, при таких обстоятельствах писать и говорить о Фрейде [Фрэйде] становится все более немодно. Его явно затмевает более “модный” Фройд [Фройд]. Не исключено, однако, что от такой моды сам бесстрашный пионер бессознательного, перефразируя название одного ныне очень модного украинского романа7, мог бы и заплакать. Почему именно — попробую объяснить ниже.

Прежде всего, хотел бы сказать, что, на мой взгляд, представление, согласно которому русскоязычная традиция психоанализа (и соответствующая транслитерация фамилии его основателя) — радикально чужая для Украины, является несколько недальновидным. Признавая русскоязычный психоанализ абсолютно “иностранным” , мы тем самым существенно обедняем собственное культурное прошлое. Дело в том, что история психоанализа в Украине абсолютно немыслима без учета опыта выдающихся русскоязычных психоаналитиков. С некоторыми из них отец психоанализа контактировал лично и даже связывал с их деятельностью будущее своего учения8. Более того, если б кто-то действительно хотел просто скопировать русскоязычный вариант, то “точным” украинским эквивалентом для него было бы вовсе не Фрейд [Фрэйд], а Фрейд [Фрейд]9. Однако дело далеко не только в этом. Если дискуссия сводится исключительно к выбору между: 1) продолжением традиции украинских психоаналитиков, писавших на русском языке, или 2) следованием собственно нормам украинского правописания, то на фоне современных общественных процессов (стремительный рост украинского национального самосознания) стоит, разумеется, сделать выбор в пользу второго варианта.

Так мы и сделаем — будем писать и произносить фамилию основателя психоанализа именно так, как требуют нормы украинского языка. Что это за нормы? В случае с транслитерацией иноязычных имен собственных украинский язык тяготеет к фонетическому подходу —  пишется таким образом, чтобы украинский вариант звучал как можно ближе к звучанию на языке оригинала. Итак, если речь идет о немецкоязычной фамилии Freud10, то по-украински ее действительно следует писать и произносить как Фройд [Фройд], поскольку немцы произносят эту комбинацию букв именно так. Однако является ли немецкий язык в данном случае языком оригинала? С него ли мы должны переводить эту фамилию? Я считаю, что это не так бесспорно, как представляется на первый взгляд. Почему, собственно, переводя фамилию еврея, который сам родился на территории нынешней Чехии (сейчас — г. Пшибор), а его родители — на территории нынешней Украины (отец — в г. Тысменица, Ивано-Франковская обл., мать — в г. Броды, Львовская обл.)11, мы должны следовать немецкому образцу? Ведь речь идет о семье, родным для которой был вовсе не немецкий, а язык идиш12. В соответствии с нормами этого языка13, данная фамилия должна произноситься именно как Фрейд [Фрэйд], а не Фройд [Фройд]14.

Основной контраргумент, выдвигаемый в связи с вышесказанным защитниками транслитерации "Фройд"15, можно сформулировать следующим образом:

 Хорошо, на приватном уровне речь идет о выходце из идишеязычной среды. Однако в мировую науку он вошел не столько как мальчик из еврейской семьи, а, в первую очередь, как автор многочисленных трудов, докладов, писем, которые были написаны на немецком языке. Его частная жизнь может представлять интерес разве что для родственников, тогда как ученые должны сосредоточиться на том, что он делал именно как ученый. Следовательно, его фамилия должна читаться в сооветствии со стандартами языка, пользуясь которым он обрел всемирную славу именно как ученый.

Частично это возражение имеет смысл. Действительно, на протяжении почти всей своей жизни (особенно — в своей профессиональной деятельности) основатель психоанализа пользовался преимущественно языком титульной народности той империи, подданным которой ему довелось быть. Однако, если признать язык такого типа (т.е. язык титульной народности империи) определяющим при транслитерации фамилий всех подданных этой империи, тогда, например, фамилию человека, именем которого назван главный Национальный университет Украины, по-украински придется писать не Шевченко [Шэвчэнко], а Шевченко [Шэвченко]. Дело в том, что именно так фамилия гениального Кобзаря читается на титульном языке империи, подданным которой он был. Именно на русском языке Тарас Григорьевич написал огромное количество своих прозаических произведений, однако на этом основании никому из пишущих по-украински даже в голову не приходит называть его Тарасом Шевченко [Шэвченко]. Всем понятно, насколько оскорбительно будет звучать “чисто русское” прочтение фамилии пророка украинской независимости.

Что же касается основателя психоанализа, тут почему-то срабатывает абсолютно иная логика. Его у нас традиционно идентифицируют, в первую очередь, как австрийца16, а вслед за этим почти автоматически зачисляют в представители немецкоязычной культуры. Тем самым сознательно или невольно воспроизводится печальная имперская логика —  игнорировать, репрессировать или даже уничтожать культурные отличия представителей национальных меньшинств. Есть веские основания считать, что одной из наиболее сильных культурнопсихологических травм, полученных будущим основателем психоанализа еще в детстве, была именно необходимость отказаться от языка родителей (идиш) в пользу языка империи (немецкого)17. Аналогичной репрессии подверглось и его глубокое знакомство с еврейской духовной традицией18. Если бы основателю психоанализа удалось полностью вытеснить в бессознательное эти нежелательные, но очень весомые элементы собственной биографии, тем самым ему удалось бы опровергнуть одно из фундаментальных положений собственного учения. Однако, этого не произошло. Последние годы своей жизни наш герой почти полностью посвятил отнюдь не разработке космополитической науки и вовсе не прославлению немецкой культуры, а изучению истоков еврейской идентичности. Символом этого фундаментального поворота стал его последний большой труд — “Моисей и монотеизм” (1939)19.

Приведенные факты — совсем не какие-то мелкие индивидуальнобиографические детали. Во-первых, в гуманитаристике, в отличие от точных наук, индивидуальное (идеографическое) играет по крайней мере не меньшую роль, нежели универсальное (номотетическое). Во-вторых, следует иметь в виду, что в данном конкретном (я бы даже сказал — уникальном!) случае речь идет отнюдь не о каком-то никому не известном человеке, который в конце жизни в личном порядке заинтересовался историей народа, к которому принадлежали его предки. Напротив, речь идет об одном из самых выдающихся сынов этого народа. Однако это еще не все. В нашем случае речь идет также и о грандиозной катастрофе в истории этого народа — катастрофе, одной из жертв которой стал человек, фамилия которого по-украински должна писаться и читаться Фрейд [Фрэйд].

Именно так — Фрейд [Фрэйд]. Это становится абсолютно понятно, как только, в дополнение к уже сказанному, мы вспомним тот печальный исторический факт, что этому немецкоязычному ученому еврейского происхождения довелось стать непосредственным свидетелем начала Холокоста. О том, насколько тяжело дались Фрейду месяцы, проведенные им в нацифицированной Вене (после печально известного “присоединения” Австрии к нацистской Германии в 1938 г.), известно из многих источников20. Немало написано также и о нацистской политике по отношению к психоанализу как таковому, т.е. о том, как гитлеровцы “зачищали” “арийскую психотерапию” от “вредоносного еврейского элемента” . Например, недавно вышла книга с очень выразительным названием — “Смерть “еврейской науки” . Психоанализ в Третьем Р е й х е ” 21. В мае 1933 г. студенты и проф ессора Гумбольдтовского университета, распевая патриотические песни в сопровождении духовых оркестров штурмовых отрядов СС, торжественно сожгли на улицах Берлина двадцать тысяч книг, среди которых, конечно же, были и труды основателя “еврейской науки”22. Самого Фрейда, если бы он остался на немецкоязычной “родине” , ожидала аналогичная участь, однако, всемирная слава и влиятельные почитатели спасли его от этого. Фрейду удалось эмигрировать и умереть на свободе — в Британии. Однако у четырех его сестер судьба сложилась иначе: они попали в нацистские концлагеря и были уничтожены. “ Фрейду повезло, что он умер, не узнав о том, каков будет конец его сестер, — пишет его биограф. — Адольфина умерла от голода в концлагере в Терезенштадте (Theresienstadt), тогда как остальные три сестры [Роза, Паулина и Мария] были убиты — вероятно, в концлагере Аушвиц — в 1942 году”23.

Впрочем, у Фрейда и без того было достаточно ума и опыта, чтобы задолго до этих чудовищных событий почувствовать себя очень далеким от мейнстрима страны, в которой он жил. В данном контексте совершенно понятно, почему, говоря в последние годы жизни о собственной идентичности, он упомянул о многих ее составляющих, однако о немецком языке промолчал: “ Я никогда не собирался быть кем-то иным, нежели тем, кем я являюсь, т.е. евреем из Моравии, чьи родители пришли из австрийской Галичины”24. Как убедительно показывает один из современных исследователей рукописного наследия основателя психоанализа, Фрейд начал активно дистанцироваться от немецкой идентичности и высказываться в пользу фундаментальных еврейских ценностей сразу же, как только появились первые симптомы распространения нацизма. Еще в 1923 г. он посоветовал евреям отвернуться от немцев, не иметь с ними никаких дел25, а девятью годами позднее (т.е. за год до прихода Гитлера к власти в Германии) выразил эту мысль еще радикальнее: “ Пусть останется в одиночестве этот покинутый Богом народ”26. В данном контексте абсолютно логичным и весьма красноречивым следует признать тот факт, что в 1930 году Фрейд вошел в состав президиума созданного незадолго до этого Института еврейских исследований (YIVO, Yidisher Visnshaftlekher Institut)27.

Мне кажется, что, с учетом вышесказанного, попытки установить украиноязычную транслитерацию фамилии основателя психоанализа, опираясь на то, как она пишется и читается по-немецки, выглядят не только не очень теоретически (исторически или лингвистически) обоснованными, но еще и неуместными с практической (этической) точки зрения. Вообще-то, со времен Канта известно, что теоретический разум должен подчиняться требованиям разума практического и признавать верховенство этического измерения. Что же касается непосредственно вопроса “ Фройд або Фрейд?” ( “ Фройд или Фрэйд?” ), то тут все еще проще. Теоретические аргументы в пользу украинского Фройда, как выясняется, носят достаточно амбивалентный характер, тогда как этическое превосходство украинского Фрейда очевидно.

 


Філософський енциклопедичний словник / НАН України; Інститут філософії ім. Г.С. Сковороди / В.І. Шинкарук (голова редкол.). - К.: “Абрис” , 2002. — С. Далее транскрипции специфически украинских написаний будут даваться в квадратных скобках.

УСЕ: Універсальний словник-енциклопедіи / М. Попович (голова редкол.), Б. Аитоняк (авт. текстів і пер.). — 2 вид., доп. - К. : ПВП “Всеувито”, 2001. — С. 1441.

Там же. - С. 1440.

Роменець В.А., Маноха І.П. Історія психології XX століття: Навч. посіб. для етуд. вузів, що навч. за спец. “Психологія”. — К. : Либідь, 1998. — 992 с. Фройд 3. Вступ до психоаналізу: Лекції зі вступу до психоаналізу з новими висновками / Петро Таращук (пер.). - К.: Основи, 1998. - 709 с.

Я имею в виду роман “Фрейд бы плакал” молодой украинской писательницы Ирэны Карпы (Карпа І.І. Фройд би плакав. — X. : Фоліо, 2004. - 238 с.).

Речь идет о представителях одесской школы психоанализа, сформировавшейся еще в начале XX столетия. Подробнее о контактах основателя психоанализа с врачами-одесситами, т.е. представителями того самого города, где жили два его дяди по материнской линии, говорится в моем интервью: “Родители Зигмунда Фрейда - родом из Галичины” (в газете “День” от 15.07.2006; http://w w w .day.kiev.ua/165466/). Немало информации касательно раннего украинского психоанализа (как русскоязычного, так и украиноязычного) можно найти в сборнике: История психоанализа в Украине / Л.И. Бондаренко, И.И. Кутъко, П.Т, Петрюк (сост.). - X.: Основа, 1996. - 360 с.

Украинское написание (Фрейд) лишь визуально кажется идентичным русскому (Фрейд).

Читаются эти два варианта по-разному — Фрэйд и Фрейд соответственно.

10 "Именно так пишется фамилия основателя психоанализа по-немецки.

11 "Подробнее об украинских истоках семьи основателя психоанализа я говорил в интервью: “Украинские корни Зигмунда Фрейда” (в газете “Україна молода” от 05.05.2006; http: / / www.umoloda.kiev.ua/number/667/169/24232/) и “Родители Зигмунда Фрейда — родом из Галичины” (в газете “День” от 15.07.2006; http://w w w .day.kiev.ua/165466/),

12 "Мать творца психоанализа — Амалия Малка Фрейд-Натансон (1835-1930) - говорила на этом языке всю свою жизнь, в том числе и все те семьдесят четыре года, на протяжении которых рядом с ней рос, взрослел и старел ее гениальный сын.

13 "Именно языка, поскольку идиш является одним из равноправных германских языков, а вовсе не каким-то “диалектом” немецкого, как иногда говорят некоторые германофилы. Идиш - давний и очень развитый язык. На нем писались гениальные произведения, авторы которых (такие, скажем, как Ицхак Башсвис-Зингер) обретали всемирное признание, в частности — становились лауреатами Нобелевской премии в области литературы.

14 “В изданном Оксфордским университетом словаре, в котором объясняется этимология некоторых распространенных в США фамилий, сообщается, что носителями фамилии Freud могут быть как немцы, так и евреи. У немцев она происходит от слова Freud(e), В этом случае она действительно должна произноситься як Фройд. Однако, у евреев (ашкеназов) эта фамилия происходит не от немецкого Freud(e), а от идишеязычного имени Freyde. Поэтому еврейская фамилия собственно на еврейском языке (идиш) должна произноситься как Фрэйд! (См.: h ttp :/ / www. answers .com / topic / f reud-2)

15 "Например, мой коллега и друг, автор прекрасных украинских переводов целого ряда классических философских трудов, доцент кафедры философии Национального университета им. Т.Г. Шевченко Вахтанг Кебуладзе. В значительной степени данная статья является результатом моих длительных дискуссий с уважаемым Вахтангом. Непосредственным импульсом к ее написанию явилось обсуждение украинской транслитерации фамилии отца психоанализа па семинаре по психоаналитической терминологии, состоявшемся в рамках проекта “Лаборатория научного перевода” (под эгидой Международного фонда “Відродження”) 19 мая 2007 г. Модератором семинара был В. Кебуладзе, докладчиком - автор данной статьи, экспертами - Валерия Андриевская (научный сотрудник Института психологии АПН Украины), Ольга Кочерга (член Специализированной терминологической комиссии Института стандартизации и сертификации при Госстандарте Украины), Светлана Уварова (директор Международного Института глубинной психологии, Киев).

16 '‘Например, в упоминавшейся выше статье в “Философском энциклопедическом словаре” об основателе психоанализа говорится как об австрийском психиатре, психологе и философе, тогда как о его еврействе не сказано ни слова (См.: Філософський енциклопедичний словник. - С. 69і). Вообще-то, традицию рассматривать нашего героя в первую очередь как австрийца, отводя его еврейство на второй план, чисто украинской не назовешь. Аналогичная установка была распространена и на Западе - приблизительно с 1920-х по 1950-е годы. Осознание того, что в формировании этой уникальной личности огромную роль играли разнообразные еврейские компоненты, стало распространяться лишь с середины XX столетия (См.: M ille r J, Interpretations of Freud’s Jewishness, 1924—1974 / / Journal of the History of the behavioral sciences. - 1981. - #17(3). - P. 357-374).

17 Чисто имперское признание идиш языком, являющимся низшим по сравнению с немецким, привело к тому, что будущий выдающийся психолог с раннего возраста вынужден был утаивать свое с ним знакомство. В зрелые годы он неоднократно публично заявлял, что абсолютно не знает идиш, тогда как в приватных письмах к соплеменникам время от времени использовал слова из языка своего детства (См.: Yerushalm i Y .H . Freud’s Moses. — New Haven: Yale University Press, 1991. - P. 69). Анализу того, как эта фундаментальная репрессия сказалась на всей жизни отца психоанализа, посвящено специальное исследование: K ohn М . Freud Et Le Yiddish: Le Priianalytique. — Paris: Christian Bourgois Üditeur, 1982. - 378 p. (См. также позитивную рецензию на данную работу в Psychoanalytic Quarterly, - 1984. — #53. - P. 612-614; автор рецензии - Frank Yeomans).

18 Глубину юношеской травмы и масштабы ее маскировки в зрелом возрасте позволяют оценить исследования рукописных материалов, хранящихся в архивах библиотеки Конгресса США. Автор одного из таких исследований (Б. Гудник) смог документально доказать как раз то, что основатель психоанализа в своих публичных выступлениях решительно отрицал, а именно — тот факт, что в детские и юношеские годы он систематически обучался иудаике (как в школе, так и дома). По мнению Гудника, в атмосфере антисемитизма, царившего в Австрии во времена формирования психоанализа, только утаивание своей специфической еврейской образованности могло позволить автору этого учения представить себя в образе “чистого ученого” (См,: G oodnick В. Jacob Freud’s birthday greeting to his son Alexander / / American Journal of Psychoanalysis. - 1994. - #54 (4). - P. 372-375).

19 Об огромном значении этого факта в контексте установления подлинной национальнокультурной идентичности основателя психоанализа говорят авторы многих исследований. Мысль о том, что написание “Моисея” символизировало выстраданное возвращение его автора к своим глубочайшим корням, является центральной, например, в следующей работе: R ice Е . Freud and Moses: The Long Journey Home. — Albany, NY: The State University of New York Press, 1990. - 266 p.

20 Например, этой теме посвящена специальная глава в биографии Фрейда, написанной его личным врачом Максом Шуром: Шур М. Зигмунд Фрейд: жизнь и смерть. - М., 2005. - С. 493—501,

21 Goggin J.E., Goggin Е.В. Death of “Jewish Science”: Psychoanalysis in the Third Reich. - Western Lafayette, Indiana: Purdue University Press, 2001. — 242 p. “ 22 Goggin J.E., Goggin E.B. Op. cit. - P. 85.  

23 Gay P. Freud. A Life for Our Time, - New York; London: W.W. Norton & Company, 1988. — P. 649.

24 Gay P. Ор. cit. - Р. 597. 

25 А за пятнадцать лет до этого, пытаясь уладить конфликт между двумя своими последователями (евреем Карлом Абрахамом и немцем Карлом Густавом Юнгом), он действовал абсолютно противоположным образом, а именно — советовал Абрахаму не игнорировать Юнга, а, наоборот, быть к нему терпеливым: “Пожалуйста, будьте толерантны и не забывайте, что вам и в самом деле легче следовать моим идеям, нежели Юнгу... Вы ближе к моей интеллектуальной конституции ввиду расового родства, тогда как он, будучи христианином и сыном пастора, ищет дорогу ко мне лишь наперекор огромному внутреннему сопротивлению” (The complete correspondence of Sigmund Freud and Karl Abraham, 1907-1925. - London; New York: Karnac, 2002. - P. 38). Кстати, очень скоро сам Фрейд перестал быть толерантным и прекратил отношения с Юнгом. В свою очередь, “сын пастора” со временем оказался среди тех немногих психоаналитиков, которые дали определенные основания для обвинения их в симпатиях к нацистской идеологии (относительно разрыва Фрейда з Юнгом см..: Менжулин В.И. Мифологическая революция в психоанализе. — К.: Наукова думка, 1996. — 114 с.; Менжулин В.И. Расколдовывая Юнга: от апологетики к критике. - К.: Сфера, 2002. — С. 65—83; относительно обвинений Юнга в антисемитизме см., напр.; Maidenbaura A., ed., Jung and the shadow of antiSemitism. — Berwick, ME: Nicolas-Hays; York Beach, ME, 2002, — 289 p.) 

26 Цит. no: Chasseguet-Smirgel J. A few remarks on Freud’s attitude to the Nazis, “Jo as Jew” / / Информация взята с официального сайта Национальной медицинской библиотеки и Национальных институтов здравоохранения США: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/sites/entrez; Оригинал статьи (на французиком языке) находится в; Revue internationale d’histoire de la psychanalyse. - 1 (1988). - P. 13-31.

27 Детальнее о сотрудничестве Фрейда e этим учреждением см.: http://www.cjh.org/freud/ conference.htm