Укр Рус
Предстоящее мероприятие

Открытая лекция"Зверь - военный невроз. Война, субъект, психоанализ: возможность сосуществования" 27.12.2023 г. 18:00

Приглашаем всех

27 декабря 2023 г. в 18:00 (киевское время)

на открытую лекцию

"Зверь - военный невроз.

Война, субъект, психоанализ:

возможность сосуществования"

 

 

Лекцию проводит Татьяна Водянина - военный психолог, боец добровольческого батальйона, специалист проекта «Грант им. В.Франкла оказания психологической помощи населению Украины, член УАП и преподаватель "Международного института глубинной психологии".

 

"А вы шли в наступление? Когда уже на старте вы знаете, что вы - мясо?!!.. А побратимов собирали по частям? А бабку видели под артой в Бахмуте? Она вылезает из подвала под обстрел потому что пить хочет, и она уже мертва! Она сама, как смерть!.." На этих словах анализант кричит, нервный тик усиливается, он привстает, пытается перехватить мой взгляд. Я это знаю, я уже полгода не отвечаю ему на эти его вопросы и взгляд, с того дня, как его командир сказал: "Поработай с ним, боимся за него..." Я тоже боюсь. Я не отвечаю не потому, что в психоаналитическом кабинете аналитик задает вопросы (как странно трансформируется мир: в воинской части - кабинет аналитика). Я молчу, потому что и у меня есть своя бахмутская бабка из подвала, похожая на смерть.  И потому, что он каждый раз пытается разрушить меня, отчаянно, с безудержной ненавистью разобрать на пиксели, но репарация, которая произойдет через минуту, будет сопровождаться тяжелой, почти невыносимой ломкой вины.  И каждый раз мне надо добыть до нее.

 

Я не уверена, что позиция, на которой пытаюсь удержаться с начала войны, может называться аналитической без "звездочки", однако упорно настаиваю: "мой анализант... кабинет аналитика... аналитический кадр...".  Это мое собственное изобретение - психоанализ как средство не рассыпаться на пиксели. Я то и дело задаюсь вопросом о возможности в этом дискурсе, уместности, об этике и конструкции помощи, которая все больше приобретает сходство с костылями. Я называю актуальный невроз войны военной раной, потому что, как воин, жажду, чтобы она зажила, а как аналитик - ищу на самом краешке рваного отверстия боль, наслаждение, субъекта.

О возможности исцеления раны... Даже так: о предположении возможности врачевания раны в аналитическом дискурсе будем говорить на лекции "Зверь - военный невроз. Война, субъект, психоанализ: возможность сосуществования"

С разрешения анализантов в работе использовано много клинических примеров.

 

Через минуту анализант успокаивается, садится в кресло, рисует. Так бывает часто. Это могли бы быть потрясающие иллюстрации военных хроник в энциклопедии психоанализа, но он не оставляет их мне. Это всегда маленький дом без крыши, но с огромным недорисованным подвалом, углубляющимся куда-то, в перспективу, и бабка рядом в длинном дождевике, надвинутом на глаза, с автоматом, направленным вверх и вперед. У бабки детально, талантливо и мастерски прорисован звериный оскал на лице, а еще автомат - каждая деталь скопирована и перенесена на бумагу без единой ошибки. Он как будто собирает его, вслепую и на скорость.

Несколько сессий назад дождевик приоткрыл глаза, они смотрят вниз, под ноги; а за спиной бабушки появился маленький мальчик. Очень маленький, намного меньше автомата...

 

 

Формат проведения: ОНЛАЙН

РЕГИСТРАЦИЯ ОБЯЗАТЕЛЬНА!

ФОРМА для РЕГИСТРАЦИИ