«У современного человека не остается места, чтобы быть самим собой», — Вице-президент УАП, психоаналитик Владимир Мамко

Интервью с психоаналитиком – ответственный и очень увлекательный процесс. Ведь это не просто способ получения информации, а прежде всего, интересная беседа, которая выходит за рамки ранее подготовленных вопросов и оставляет место для следующих, не менее содержательных интервью. Именно такой была встреча с Вице-президентом Украинской ассоциации психоанализа, психоаналитиком Владимиром Петровичем Мамко, во время которой он рассказал о своих планах на новой должности, о том, почему не существует абстрактного психоанализа и как современному человеку добиться гармоничной реализации.

— Владимир Петрович, в декабре прошлого года на очередной Конференции Украинской Ассоциации Психоанализа Вас выбрали вице-президентом УАП. Это новая позиция в организации, какие функции на нее возложены? 
— В декабре избрали двух вице-президентов Украинской Ассоциации Психоанализа. Необходимость введения новых должностей была продиктована требованием времени и нашим желанием развиваться дальше как целостная эффективная организация. На меня и на Инну Петровну Караванову как на Вице-президентов были возложены определенные функции в системе управления УАП. Моя коллега отвечает за международные связи УАП и за международные образовательные проекты. А в поле моей ответственности оказались вопросы, которые касаются реформирования некоторых аспектов деятельности нашей организации.

— Последнее время слово реформы связывают с таким синонимом, как популизм. Не так ли?

– Любая реформа, особенно в самом ее начале, рискует не оправдать ожиданий, которые на нее возлагаются. Создается много шума, а когда в результате ничего не получается, то у рядовых граждан это может вызвать раздражение, усталость, чувство безнадежности, отчаяния и т.д.

Почему сейчас Украинской Ассоциации Психоанализа нужны изменения, и в чем они должны проявляться? Сегодня, на мой взгляд, нашей организации необходимо вскрыть ряд проблем. При этом очень важно, чтобы сам процесс вскрытия этих проблем, а также поиск путей их решения, не стали разрушительными факторами. Ведь существует множество таких неутешительных примеров, когда разного рода изменения пошли, мягко говоря, не на пользу организации. Не зря говорят, что благими намерениями выстелена дорога в ад.

Поэтому на нас лежит огромная ответственность, и нас ждет сложная коллективная работа. Я хочу подчеркнуть – именно коллективная. Нам необходимо реализовать принцип настоящей работающей демократии.

– Сейчас уже есть ярко выраженные проблемы, которые требуют безотлагательного решения?

— Сейчас немного проясню. Проблема состоит в том, что некоторые правила и стандарты подготовки специалистов нашей организации не соответствуют фактическому положению вещей, и тем более не соответствуют нашему видению перспективы. Наша организация за время своего существования с 2002-го года прошла путь, который отмечен рядом значительных достижений. Это и признание нашей организации со стороны всемирно известных психоаналитиков, и создание сообщества профессионалов, и продвижение психоанализа в целом не только как психотерапевтического направления, но и как культурного явления.

Те стандарты подготовки психоаналитиков, которым следует сегодня Украинская Ассоциация Психоанализа, достаточно высоки, и соответствуют европейским стандартам подготовки психотерапевтов, в частности, Европейской Конфедерации Психоаналитических Психотерапий, национальным отделением которой наша организация является в Украине. Но столкнувшись с вопросами клинической работы, организационной и преподавательской деятельности, мы понимаем, что и эти стандарты для большинства наших специалистов являются уже пройденным этапом. Поэтому мы должны признать фактическое положение вещей и официально закрепить в наших руководящих документах те стандарты подготовки, которым мы уже фактически следуем. Нам предстоит систематизировать и стандартизировать те особенности теоретических предпочтений и клинических подходов психоаналитиков нашей организации, которые в совокупности своей формируют уникальный облик нашей организации. Также мы должны ставить отдаленные цели, достижение которых будет связано именно с уточнением клинической картины подготовки психоаналитиков в нашей организации.

Есть организации, на опыт которых нам следует равняться, брать его на вооружение.

— Например?

— Например, Международная Психоаналитическая Ассоциация – организация, созданная еще при участии З. Фрейда. Это самая большая и авторитетная психоаналитическая организация в мире, которая, сталкиваясь с огромным количеством вызовов, находила пути их решения. Существует, безусловно, еще множество других организаций, чей опыт заслуживает тщательного изучения.

Мы идем в соответствии с теми ориентирами, которые были заложены нашими предшественниками. Но мы не должны забывать о нашей специфике, об особенностях нашего пути. Следует избегать слепого копирования и догматического следования в фарватере какого-нибудь жесткого, некритично заимствованного стандарта.

Международная Психоаналитическая Ассоциация – это организация, которая имеет три совершенно разные концепции подготовки психоаналитиков, и это отражено в ее документах. Этим она демонстрирует свою открытость новому, гибкость подхода и готовность к изменениям. Нам следует признавать высокие достижения другого, чтобы оказаться в состоянии занять свое собственное место. Нам, в свою очередь, предстоит чрезвычайно увлекательная работа по поиску своего уникального пути.

— Чем же она увлекательна?

— Я много лет работаю рядом с замечательными коллегами, людьми, преданными своему делу, находящимися в непрерывном исследовательском поиске, имеющими дело с задачей описания своего опыта. У меня есть возможность обратиться к ним за советом. Их отзывчивость и щедрость, с которой они откликаются на обращения и делятся своим багажом знаний и опыта, вдохновляют и предают сил и уверенности в том, что мы делаем.

И в первую очередь нужно сказать о роли президента организации – Уваровой Светланы Геннадьевны. Являясь учредителем и руководителем Международного института глубинной психологии и Украинской Ассоциации Психоанализа, она была и остается вдохновителем и лидером нашей организации, чья многолетняя и энергичная деятельность, стойкость перед лицом порою отчаянных вызовов, буквальная неутомимость в осуществлении самых разнообразных проектов являются во многом залогом жизнеспособности нашего профессионального сообщества. Ведь совершенно очевидно, что развитие той или иной структуры напрямую зависит от лидера. Особенно в переломные моменты.

Сегодня для нас сформировалась прекрасная возможность работать, что называется, в положительном переносе, который является для нас поддерживающей рамкой. В таких отношениях мы имеем возможность эффективно решать проблемы и развиваться. И наша задача состоит в том, чтобы научиться совместно правильно формулировать вопросы и искать адекватные им ответы, не разрушая то, что уже было создано, блюдя и сохраняя состояние гармонии. И при этом, функционировать как организация, действуя в рамках правил и процедур.

– Владимир Петрович, расскажите, как Вы пришли в психоанализ? Почему Вы решили сменить сферу деятельности, и что Вас подтолкнуло прийти именно в психоанализ?

— Знаете, на тот момент все выглядело, как череда случайностей. Делать попытку сейчас, задним числом, ретроспективно делать анализ, искать причинно-следственные связи, думаю, не имеет смысла.

– У Вас не было отправной точки, когда Вы проснулись и …?

— Была такая отправная точка. Это случилось тогда, когда я перестал понимать, как эффективно управлять тем направлением в компании, за которое я отвечал. Я не знал, что мне делать со своей карьерой, не понимал, где я и куда мне двигаться дальше. У меня было много вопросов, на которые я не знал ответов и нигде не мог их найти.

На момент, когда я впервые обратился в психоанализ, у меня было высшее юридическое образование (я учился в Национальной юридической академии имени Я. Мудрого). Еще учась, а затем и работая на руководящих должностях, я всегда глубоко интересовался вопросами власти и управления. Я постоянно сталкивался с тем, что знаний из книг по праву, экономике, логистике, финансам мне было радикально недостаточно. Мне нужно было некое знание, которое я позже сумел обрести только в соучастии с другим. Мне крайне недоставало, как это принято называть в научно-исследовательской среде, оппонента. И этот пробел оказалось возможным восполнять, начав свой анализ. Ведь в результате исследовательской работы, в процессе исследования себя в парадигме «я и другой» мы значительно приближаемся к тому, что имеет для человека экзистенциальную значимость (иначе нам известное как смысл жизни), что является объектом уникального желания индивида. Таким образом мы обнаруживаем свой способ сознательного, активного участия в соединении желанного объекта с переживанием его исключительности. Это многогранный процесс, и он всегда уникален.

— Перед тем, как прийти в психоанализ Вы занимали руководящие должности в крупных компаниях. Это давало Вам определенный статус, наверное, хорошую финансовую составляющую. Этого было недостаточно?
— Когда человек получает искомый статус, должность, деньги, предметы или отношения, которые занимают исключительное место в его системе ценностей, когда вся система ценностей сводится к такому сверхценному объекту или узкому набору таких объектов, то впереди такого индивида ждет большое разочарование. Что же происходит с психоаналитической точки зрения? Получив такой объект, завладев им, человек неожиданно для себя обнаруживает, что он получил подделку счастья, эрзац удовольствия, фейк мечты. То есть, он лишается объекта. Объект исчезает, не удосуживаясь даже обещать удовлетворение. Это приводит к потере смысла как обещания удовлетворения со стороны значимого другого. У человека исчезает способ получать доступ к своему желанию, что отправляет его на исходную позицию, в лучшем случае в подростковый период своей жизни, которая переживается как мука бессмысленности существования. Грех уныния, варварство, необразованность, отсутствие веры в бога – культура предлагает нам неограниченный выбор подходящих определений такого состояния субъекта.

— Есть ли шанс найти баланс в подобных ситуациях?

— Конечно, есть. И в этом может помочь психоанализ. Это, на мой взгляд, самый быстрый, высокоэффективный и, в целом, наиболее короткий путь. Я, как и мои коллеги, постоянно говорим об этом людям в разных аудиториях: в учебных классах, на радио, на телевидении, на публичных лекциях. Психоанализ является надежным и безопасным способом находить свой путь для выхода из тупиков психической жизни человека.

Только труд и добрая воля пациента и аналитика, направленные на обоюдное понимание друг друга, могут помочь человеку. Нет никакого абстрактного психоанализа. Психоанализ всегда конкретен. Он существует в лице психоаналитика, его знаний и умений, которые являются результатом его многолетнего труда и творчества.

— Какая роль психоанализа в гармоничной реализации современного человека? Как считаете, психоанализ – это таблетка для успеха? Или это прививка от неудач? 
— Психоанализ не является ни тем, ни другим.

Современному человеку сложно быть самостоятельным. Хотя именно этого, кажется, от него со всех сторон и требуют. У него очень ограничены возможности для самостоятельного оценивания обстановки. Он зависим от мнений, моды, от тирании так называемого гражданского общества, от новых законов, часто и брутально изменяющих ориентиры системы этических ценностей, он вынужден искать компромиссы и затем страдать от их последствий. У современного человека не остается места, чтобы быть самим собой. У него нет времени, которое он мог бы посвящать себе, своему бытию, чтобы учиться мыслить в соответствии с изменениями. Умение мыслить, связно и гармонично излагать свои представления и переживания есть не что иное, как, собственно, сама душевная жизнь.

Кажется, что уже приходит время, когда утверждение о том, что-де «нет такой профессии – хороший человек» себя исчерпало.

Мы все больше хотим видеть рядом с собой людей, существующих в неразрывной связи со своим этическим идеалом. Речь идет о том, что нам известно как честь и совесть.

Стремление к успеху ради внешнего блеска является на сегодня распространенной причиной невротических расстройств. В соответствии с пословицей, то, что хорошо для нарциссической личности, для обладателя другой психической структуры, например, истерической – смерть. Не физическая, но ценностная. Удерживать целостность картины своего мира, быть способным к самоограничению, признанию жизненной необходимости ограничивать требования внешнего другого (например, рекламы) к принесению жертв во славу бога наслаждений – вот причина, часто приводящая людей в психоанализ. К счастью, они приходят по адресу.

Источник интервью — https://migp-institut.livejournal.com.