Рус Укр

"Изобретение пандемии" Джорджо Агамбен - материалы из Европейского Журнала Психоанализа (2020)

Столкнувшись с маниакальными, иррациональными и совершенно необоснованными экстренными мерами, принятыми против предполагаемой эпидемии коронавируса, нужно начать с заявления, опубликованного Национальным исследовательским советом (CNR), в котором говорится не только о том, что «в Италии нет эпидемии SARS-CoV2», но и о том, что «по эпидемиологическим данным, имеющимся на сегодняшний день на основании десятков тысяч случаев, в 80-90% случаев инфекция вызывает легкие/умеренные симптомы (что-то вроде гриппа). В 10- 15% случаев может развиться пневмония, но в большинстве случаев с доброкачественным исходом. Подсчитано, что только 4% пациентов нуждаются в интенсивной терапии».

Если это на самом деле так, почему же тогда средства массовой информации и власти делают все возможное для распространения состояния паники, провоцируя тем самым настоящее чрезвычайное положение с серьезными ограничениями на передвижение и приостановкой повседневной жизни во всех регионах?

Объяснить такое несоответствие ответной реакции могут помочь два фактора. Прежде всего, вновь проявляется тенденция использовать чрезвычайное положение в качестве нормальной парадигмы для правительства. Законодательный указ, незамедлительно утвержденный правительством «в целях гигиены и общественной безопасности», фактически устанавливает настоящую милитаризацию «муниципалитетов и районов, где есть хотя бы один человек с положительным результатом теста, и для которого источник передачи неизвестен, или где имеется хотя бы один случай, не относящийся к лицу, недавно вернувшемуся из района, уже зараженного вирусом». Такое расплывчатое и неопределенное определение позволит быстро распространить ситуацию чрезвычайного положения на все регионы, поскольку практически невозможно избежать появления подобных случаев в других местах. Давайте рассмотрим серьезные ограничения свободы, которые содержит указ: a) запрет на выезд любого лица из инфицированного муниципалитета или района; б) запрет на въезд любого лица в инфицированный муниципалитет или район; в) приостановка проведения мероприятий любого характера и любых форм собраний в общественных или частных местах, включая культурные, развлекательные, спортивные и религиозные мероприятия, в том числе в закрытых помещениях, если они открыты для публики; г) закрытие детских садов, служб по уходу за детьми и школ всех уровней, а также запрет на посещение мероприятий в рамках школ, высших учебных заведений и профессиональных курсов, за исключением дистанционного обучения; д) закрытие для публики музеев и других культурных учреждений и помещений, перечисленных в статье 101 Кодекса культурного и ландшафтного наследия, в соответствии с Законодательным Декретом No. 42 от 22 января 2004 года. Все Положения о свободном доступе в эти учреждения и помещения также приостанавливаются; е) приостановка всех учебных поездок как по Италии, так и за рубеж; ж) приостановка всех процедур проведения государственной проверки и всей деятельности государственных учреждений, не ограничивая деятельность служб по предоставлению услуг первой необходимости и коммунальных услуг; з) обеспечение соблюдения карантинных мер и активное наблюдение за лицами, которые имели тесные контакты с подтвержденными случаями заражения.

Несоответствующая реакция на то, что, по мнению Национального исследовательского совета (CNR), является чем-то не слишком отличающимся от обычного гриппа, который мы переживаем каждый год, довольно вопиющая. Это похоже на то, как если бы терроризм был исчерпан в качестве основания для принятия чрезвычайных мер, а изобретение эпидемии послужило бы идеальным поводом для расширения их масштабов за рамки любых ограничений.

Другим не менее тревожным фактором является состояние страха, которое в последние годы явно распространилось среди отдельных людей и переходит в настоящую потребность в ситуациях коллективной паники, для которых эпидемия является идеальным предлогом. Поэтому в перверсивном замкнутом круге ограничения свободы, налагаемые правительствами, принимаются во имя желания безопасности, созданного теми же правительствами, которые сейчас вмешиваются, чтобы удовлетворить его.

Перевод с английского: Наталья Суполкина